Зимний Крым в ракурсе летних проблем

Мысли Валерия Ковтуна, Автор -

        Предупреждаю сразу, пишу в основном для тех, кто не любит шумных массовых мероприятий, верениц встречных и попутных групп, крикливых и разудалых сборищ в местах ночевок. Мой символ — чайка в чистом небе. Уважаю тишину, звуки природы и, соответственно, прохладно отношусь к дополнительному озвучиванию природы, будь то плеера, магнитофоны или хоровое пение на „бис“. Не люблю скученность; даже своего родного брата туриста не люблю, когда он в двадцати метрах от моего лагеря „гонит“ весь вечер свой репертуар. Он, конечно, имеет на это полное право, так же как и я, но мне от этого не легче. Даже любимыми бардами можно серьезно достать человека: Визбор слева, Кукин справа, Окуджава впереди, где-то слева сзади „Ария“ и т.д. Вы будете участвовать в этом пересвисте, исполняя еще что-то свое, эксклюзивное на 12 голосов? Я не буду.

        Интересно ходить там, где ты не стоишь в очереди, чтобы взойти на вершину или сфотографироваться под водопадом. Хорошо бы так ходить. Но... Крым у нас на всех один, а нас много. Да еще заповедники (что, конечно, святое), да еще заповедно-охотничьи хозяйства (что менее понятно, для чего все же держат на таком режиме огромные по масштабам Крыма территории), да еще заказники, да еще вот-вот и частные владения. Вот и замкнутый круг.

        Напомню, все что здесь будет написано, написано строго с позиции рядового обывателя, которому совершенно неизвестно, что такое „рекреационная нагрузка“ и „антропогенный фактор“. Зато хорошо известно, что такое „перевыпас скота“ и как это выглядит. Под это определение в данном случае запросто могут попасть все категории отдыхающих: туристы, путешественники, отдыхающие, гуляющие, пьяные компании, любители пикников и т. д, бесконечно утюжащие одни и те же места. И в какие бы пестрые одежды не рядился этот люд, какие бы вероисповедания не измышлял, какими бы лозунгами не прикрывался — если после него на природе остаются поломанные деревья, кострища, горы мусора, исписанные скалы и деревья — это точно скот. Перевыпас, как физическое и психологическое явление — очень прост. Стадо в -надцатый раз загоняют на одно и то же пастбище, и все равно каждая овца или коровка найдет, отыщет, откопает, выдолбает свою долгожданную травинку. И только когда непрерывный рев голодного скота наконец достигнет ушей хозяина, он загонит стадо в другое место — и все повторится. Ибо не редкость, когда хозяину нет никакого дела до пастбища, а иногда и до скотинки, кстати, тоже. Он, хозяин, тянет свою хозяйскую лямку и чихать на все хотел. Разбитое же пастбище — рассадник сорняков и легкая добыча эрозии. И такое в истории человечества повторялось не раз и не два.

        Жадность и бескультурье хозяев, жадность и бескультурье скота, как правило, не дают выхода из этого замкнутого круга. Досадно, конечно, что вот природа как-то справляется с перевыпасом, где-то на уровне инстинкта, а вот нам, сирым, и разум не помогает. Так и топчут отдыхающие орды за годом год одни и те же места, разрушая их на корню. Все это можно „не видеть“, „не замечать“, „понятия не иметь“ и „не мое дело“. Можно поднять крик, „встать на защиту“, заклеймить и т. д. Можно потянуться и за саблей, а можно рубануть с плеча... А можно и задуматься. А действительно, все ли правильно у нас устроено с „пастбищами“?

        Ну и что делать, скажете вы? Варианты есть. Но надо сначала рассмотреть ситуацию поподробнее. Итак, если вы относитесь к категории „истинных спортсменов“, скачущих по горным тропам вверх-вниз, туда-сюда, даже не вникая, что это за местность, какова ее история, не запоминая названий — тогда вам без летнего Крыма не обойтись. Только в Крыму вы сможете реализовать все свои „лосиные“ замыслы, здесь все на виду. Оценят, не оценят, даже не это важно. Важно быть себе на коне среди сотен таких же скачущих „всадников“. Недаром в коннице существовал термин „лава“. Непостроенная, неорганизованная масса, каждый сам по себе, но все при этом в одном направлении. Лава все затопчет, выжжет, сомнет. На то и лава. И водопады, и полянки, и подснежники и еще много чего красивого и стоящего. И, между прочим, живого. Вот в Карпатах пока так развернуться не удается. И горы поболее и народу поменее, да и не так модно, говорят.

        А для любителей более тихого и созерцательного отдыха и даже того же спортивного туризма, но без дикой гонки за тонно/километрами — рекомендую межсезонье. Очень хороша весна. Очень! Свеженькое все, сплошной изумруд. С водой, опять же, никаких проблем, не то, что летом. Авитаминизированный за зиму организм радостно впитывает солнечные лучи, рассеянный свет неба, контрасты земли, воды и облаков. И согревающе-дразнящее тепло костра (хотя надо заметить, что костры в Крыму практически повсеместно запрещены). Впитывает и усваивает организм и хорошую еду, принесенную с собой в рюкзаке или сумке. Жаль только, что безропотно усваивает и ударные дозы спиртного.

        И вот только чего усвоить и принять не может — так это ну прямо свалки мусора и рябь кострищ. Тут организм стоит насмерть и не видит этого в упор. И... разводит свой костер, конечно же, не на чьем-то старом грязном пепелище (что за дела!?), а на свежей, только-только набравшейся хлорофилла травке. Хорошо весной! Засидевшиеся за зиму студенты, презрев надвигающуюся сессию, спешат в Крым. А как же! А куда ж еще? Тут тебе и Большой Каньон, и Ласточкино Гнездо, и канатка на Ай-Петри, и Поляна Сказок, и водопад Джур-Джур, и Чатыр-Даг, и пещера „Мраморная“... и пошло-поехало. По идее на всех должно хватить. Но не хватает. И опять же везде и всюду, как кость поперек горла — лесники и егеря и еще целая толпа непонятного предназначения „охоронцев“.

        Чуть получше выглядит ситуация осенью. Институты и школы еще не очень охотно отпускают своих подопечных в „дальние страны“. Больше в это время спортивных групп, воспитание которых не позволяет им разрушать и нарушать. Другие краски, необычные, для знатоков даже тонкие. Не так тепло, но нет и „расслабона“ обычного для летних групп. Сама обстановка как-то строже и как-то более дисциплинирует. Правда, на пути то и дело попадаются свалки, кострища, размалеванные „петями“ скалы и иные „достопримечательности“. Это неизбежное „наследство“ ушедшего лета. Остаются на своих местах и егеря-лесники, все такие же непреклонные и неподкупные. Так что и осенью вряд ли вы попадете в глухие уголки и почувствуете Крым, какой он есть в натуре.

        Ну и что будем делать дальше? Охранять, оборонять, не пущать, выслеживать, догонять, штрафовать, нарушать, убегать, обходить, дурить, „отмазываться“. И все вместе при этом дружно развращаться и разлагаться.

        Или может следует как-то более рационально обустроить территорию, самим богом отпущенную людям для отдыха? Может быть, стоит (на уровне крымского региона) вести целенаправленную пропаганду и рекламу других, не столь „заутюженных“ мест? А на уровне страны вдруг „обнаружить“ другие достойные внимания места и объекты. Да еще с учетом категорий населения, да еще с учетом его благосостояния, да еще дать соответствующую рекламу на ТВ и радио и в печатных туристских изданиях некруизного направления.

        Ведь вряд ли всем нужна экзотика в чистом виде. Ахи, охи. Фото тут, фото там, везде толпа; как же, модное место, на слуху, будет чем похвастать. Убежден, что многие едут просто следуя моде. А пройтись, к примеру, по черкасским лесам несколько дней вдали от „населенки“? Похвалиться особо будет нечем, но вот в душе что-то наладится, настроится за эти дни. Какая-то гармония возникнет... Это важно, я так считаю.

        Но поехали дальше. А что зимой? Кто побогаче — тот сразу за рубеж: Болгария, Турция, Татры, Альпы. Остальные — в Карпаты, и там зимой тоже перенаселенка, хотя и не везде, а только в районах горнолыжных трасс. А если просто пройтись на лыжах — в поход, то можно запросто окунуться в зелено-белое безмолвие карпатских лесов и уйти от цивилизации по крайней мере на несколько дней.

        А зимний Крым что обещает? Горнолыжные трассы на Ангарском перевале и на Ай-Петри. Все! А вот теперь вопрос. Хотите взглянуть на Крым необычный — вроде бы все тот же Крым — но совсем другой? Хотите побыть наедине с природой и ее неласковыми стихиями? Хотите? Тогда приготовьте получше свое снаряжение, готовьтесь как бы одновременно к лыжному и горному походу, Чтобы все было теплое по максимуму и легкое по максимуму. И палатка должна быть по типу альпинистских, приспособленных к ветрам, снегам и дождям. Ибо все это будет чередоваться буквально всю неделю вашего похода. И лыжи берите, если вы, конечно, фанаты этого дела. Глядишь и пригодятся. Впрочем, покататься удастся почти наверняка. На яйлах снег лежит всю зиму, пусть его немного, но покататься хватит. И кошки возьмите, гололед в горах — не диковинка. Да и склоны местами достаточно круты.

        И полное безлюдье. Крутятся редкие птички, на снегу видны следы зайцев, косуль, оленей. Водятся и кабаны. Егеря, правда, и зимой все сидят на своих местах, так что просто так на заповедные территории не зайти. Хорошо, конечно, знать и гордиться, что в нашей стране так же, как и в самых цивилизованных, к заповедникам отношение почти благоговейное (не беру в расчет злостных нарушителей территории, браконьеров и порубщиков). Основная масса населения свято верит, что заповедники — эталоны природы родной страны, содержащиеся в первозданном виде, надежно охраняющиеся и не допускающие никакого вмешательства человека (разве что научные наблюдения и тушение пожаров).

        Что касается заповедников, то тут как бы все ясно. Мы все просто верим на слово, что именно так и должно быть. Что интересно: в жизни, обычно, никто не бывает в этих заповедниках и вряд ли их себе представляет (ну разве что по ТВ). Просто верим — и все. Другое дело заповедные территории иных рангов. Тут уже не все так просто. К примеру: „заказник“ — а кто заказывает? Что там такое, что заказывают, что так охранять надо строго? Не смахивает ли это на столик в ресторане, где стоит табличка „Заказано“? Кем, когда, почему — посетителям неведомо. И вот этот мифический заказчик где-то далеко, а ему заказано, а я здесь, непосредственно у столика, а мне — заказано.

        А заповедно-охотничьи хозяйства! А чем это охотники лучше других людей? Почему для охоты держатся под замком достаточно большие территории? Неужели это рентабельно — продажа лицензий на отстрел и снабжение дичью приморских ресторанов? И почему в эти угодья нет доступа простым смертным? Это что, королевские угодья?

        А ведь, наверное, можно кроме лицензий на отстрел продавать и лицензии на посещение. Уравнять всех своих же граждан в правах. Правила на охоту и отстрел существуют, и они достаточно строги. И их, кстати, строго придерживаются (опять же не беру в расчет браконьеров). Можно и на посещение создать определенные правила и тоже строго их придерживаться. И это не кажется мне чем-то суперсложным даже на основе существующей структуры управления заповедными территориями.

        А люди, вплотную и наяву прикоснувшиеся к чуду первозданной природы, совсем по-другому будут относиться и к заповедным местам и к самой философии сохранения основ жизни на Земле. Ведь увидев, легче понять, а поняв — стать настоящим гражданином, патриотом своей Родины, радеющим за ее процветание и благополучие. И экологическое, в том числе. Уверен — экологические катастрофы, ожидающие нас — не миф и не бред, но и не предначертание божие.

        Поэтому во всем мире и в странах-республиках бывшего Советского Союза множатся и набирают силу национальные парки. И на данном этапе развития нашей цивилизации — это самое разумное решение. Ибо до того момента, когда землю равномерно покроют асфальтом и застроят бетоном — люди должны не только знать, но и увидеть, прочувствовать, что у них есть и что они потеряют, действуя неразумно.

        А зимний Крым хорош! Труден, очень спортивен, очень непредсказуем, но... хорош! И может быть, есть смысл „приоткрыть двери“ заповедных территорий именно для зимних групп? Поясню, почему я так думаю. Зимние группы, как правило, более подготовленные и я бы сказал, более дисциплинированные (и воспитанные тоже). Зимние суровые условия, борьба с ними — удел не слабаков и разгильдяев. В работающей среде, как правило, не бывает двух, трех отпусков в год, так что если зимнее мероприятие прошло в Крыму, вряд ли вы „нагрузите“ Крым еще и летом в самый пик массового отдыха. Зимние условия прельщают своей безлюдностью и первозданностью. Я бы дал зимним группам увидеть то, что летом закрыто за семью заповедными (а конкретно, заповедно-охотничьими и заказными) печатями. Это может быть своего рода „завлекаловка“ и реклама зимних путешествий по Крыму.

        Зимой и с животным миром и с флорой вопрос решается проще. Рвать и вытаптывать нечего, спугивать с гнездовий и пугать звериных малышей — тоже некого. Зимой животные, кто не в спячке, активно мигрируют по всей территории заповедного хозяйства, Как, впрочем, и за его пределами. Вряд ли человек, его дороги, машины, жилье — в диковинку животным. Не говоря уже о палатках, тихо светящихся в ночной темноте. На заповедных территориях вполне резонно обходиться без костров и походных печек. Современное походное газовое (в крайнем случае — бензиновое) оборудование — дает и тепло, и свет, и огонь для приготовления пищи. Современные туристские палатки, как правило, каркасные и не требуют для постановки никаких дополнительных опор в виде штоков, шестов и колышков.

        Остается открытым вопрос безопасности. Согласно существующим правилам туристская группа регистрируется в МЧС-КСС, где сообщает нитку предполагаемого маршрута. Если же группа намерена посетить заповедные территории, то она регистрируется, предположим, в специальной службе по охране природы (не будем пока вдаваться в подробности ее ведомственной принадлежности). Платит, естественно, разумный взнос за посещение, знакомится с правилами поведения и пребывания на заповедных территориях. Веду я это все к прообразу Зимнего национального парка „Горный Крым“. Если бы это получилось, то не за горами было бы и создание Национального парка „Горный Крым“. Это было бы здорово, и к этому я всячески призываю. Вот только бы учесть давнишний печальный опыт создания таких парков на Приполярном Урале и свежий, и потому особо дурно пахнущий опыт Парка в Приэльбрусье. Ибо платить за свежий воздух, воду из ручья и восход солнца — полная бессмыслица. И дискредитация самой идеи Национального парка.

        Но вернемся к безопасности. Там же, при регистрации маршрута вам его уточнят, скорректируют и подскажут как избежать встречи с мигрирующими кабанами и оленями. Еще лучше было бы иметь для каждой заповедной территории несколько разработанных уже ниток маршрутов и экскурсий. А на границах территорий, там, где начинаются и заканчиваются типовые маршруты, создать буферные стояночные площадки, где была бы возможность развести огонь, обсушиться, переждать непогоду, устроить прощальный вечер песни или просто посиделки у костра. На этих площадках можно оборудовать несколько стационарных кострищ, подвозить периодически дрова, построить туалет. И обязательно специальные контейнера для мусора, выносимого группой с маршрута, соответственно к площадке должна быть подведена дорога для грузовых машин. А на кордонах при входе в заповедную территорию егеря обязательно проверят наличие палаток, теплого снаряжения и газового оборудования. И напутствуют на замечательный и редкостный по красоте и насыщенности маршрут. Чем плоха картина?

        К слову сказать, вся эта информация о правилах посещения, маршрутах хорошо бы смотрелась на сайте „Зимний национальный парк „Горный Крым“ Госкомитета по охране природы. Ведь ходит по Крыму, в основном, молодежь, а для них „ходить“ в Интернет — дело обычное. А там, глядишь, и заявки на посещение через Интернет поступать начнут, и какой-то график можно будет организовать и природу разгрузить: отдых сделать более полноценным, а главное менее коммунальным.

        А чайки над морем замечательно смотрятся, особенно, когда их не густо — одна, две. Выпукло, резко, стремительно — не налюбуешься...

март 2004г.

PS: Спасибо Саше Венгеру за консультации и помощь.

PPS: После написания статьи появилась созвучная информация по Национальному парку в Приэльбрусье. Мне кажется будет интересно узнать перед сезоном в чем там собственно дело.

Дата: 02.10.2015, 14:47 | Опубликовал: Дмитрий Ляпун | Теги : Лыжные походы Творчество Горные походы